От полиомиелита до ковида

Compressed file

Как США и СССР победили полиомиелит и что мешает странам объединить усилия в борьбе с COVID-19 в наши дни

24 октября – Всемирный день борьбы с полиомиелитом. В середине XX века эта болезнь приобрела характер национального бедствия во многих странах. Она уносила тысячи жизней, около 40% заболевших становились инвалидами. О том, почему идеологические противники — США и СССР — смогли победить полиомиелит, и как вышло, что сегодня мир оказался не готов к сотрудничеству в борьбе с пандемией коронавируса, рассказал ведущий специалист Научного центра эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи Федор Лисицын. 

 

– 24 октября – Всемирный день борьбы с полиомиелитом. В середине XX века ученые СССР и США совместными усилиями смогли победить это опаснейшее заболевание. Как им это удалось? Бушевала «Холодная война», идеологическое противостояние было в самом разгаре…

– Самое главное отличие тех лет от современных – это меньшая заинтересованность финансовых кругов. В те годы всякий исследователь понимал, что его открытие будет признано за ним лично. Все эти люди были известны поименно. И цель изобретателя была не сделать стартап, выйти на IPO и быть купленным крупной фармацевтической компанией, а получить позицию преподавателя в известном вузе или работу в крупной клинике. 

Англо-саксонская модель науки тех лет – это вузовская наука: ученый обязательно преподает в колледже или университете. У нас же, у людей была цель – получить лабораторию или институт. Не было этой гонки за деньгами. Тогда капиталистическая наука не была так ориентирована на материальные блага.

Compressed file
Ведущий специалист Научного центра эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи Федор Лисицын
Фото: Регион Самара

Вся шпиономания останавливалась там, где появлялись совместные работы, признанные обеими сторонами. Исследования по полиомиелиту были «освящены» комиссией, созданной по инициативе президента Рузвельта. 

Мы не имеем подтверждений, что Сталин и Рузвельт в Ялте или Тегеране говорили о полиомиелите. Но как-то так получилось, что руководители обеих стран знали об этих исследованиях и не препятствовали им. Был, видимо, приказ не считать это шпионской операцией. 

В случае с вирусологией невероятно повезло: в Советском Союзе у ее истоков стоял Дмитрий Ивановский, который открыл первый вирус табачной мозаики.

И вот представьте, тогдашний нобелевский лауреат Уэнделл Стэнли приезжает в Советский Союз, начинает искать тех людей, которые работали с Ивановским и – находит их! В американской печати он начинает писать в хвалебном ключе об уровне развития советской вирусологии. Уэнделл Стэнли был человеком высочайших нравственных качеств и совести в науке, эталон справедливости и точности оценки.

Compressed file
Микробиолог, основоположник вирусологии Дмитрий Ивановский
Фото: indicator.ru
Compressed file
Американский вирусолог Уэнделл Стэнли
Фото: indicator.ru

Обстановка была крайне тяжелой, но как только находилось дело для международного сотрудничества, обмена мнениями, научной литературой, подозрительность заканчивалась. Так было с полиомелитом, но не только. Сотрудничество было и в 50-е, и в 60-е, и в 70-е, французы приезжали в Советский Союз. Причем их пускали даже в закрытые научные центры. 

– Сегодня на фоне пандемии Россия предлагает международное сотрудничество в борьбе с COVID-19. Но отклика пока нет. К чему это может привести?

– Когда в 1991 году случилось падение Советского Союза, у нас, как горько шутят, стали строить капитализм, как его воображали по советской пропаганде, с самыми нелицеприятными его чертами, а американцы стали строить социализм, как его представляли американские советологи, со всеми глупостями и перекосами.   

И сейчас у них там наш советский социализм в параноидальной форме – кругом враги, а российские ученые – агенты Кремля и заинтересованы в дестабилизации западных исследований. В общем, не требуйте от пропаганды логики.

Ситуация со стороны выглядит ужасно. Пандемия коронавируса идет уже почти год, а в США правительство до сих пор не создало единого координационного центра исследования коронавируса. В Китае такой координационный центр был создан немедленно. У них есть три вакцины, которые делаются в рамках всекитайского проекта. Есть также инициатива частных китайских фирм вне этого проекта, и они друг с другом взаимодействуют, ведется единый протокол лечения.

– Т.е. в XX веке СССР и США смогли на время зарыть топор «Холодной войны» ради борьбы с полиомиелитом. А сегодня, в XXI веке мы найти общий язык не сможем? Неужели невозможно наладить сотрудничество стран в борьбе с эпидемиями как в прошлом столетии?

– Человечество в целом стало алчней, слишком заточено на деньги. Монета – мерило всего, в первую очередь успеха. В результате любое событие – пожар в Австралии, коронавирусная эпидемия или нехватка рыбы в океане – выливаются в вопрос: «Что я с этого могу получить?». А сегодня требуется разделение проблем на те, которые надо решить, чтобы выжить, и на проблемы, на которых можно заработать. Этого разделения сейчас нет.

 

Беседовал Олег Осипов

 

Фото на главной: starcity.ru