Как вирус меняет афиши

Compressed file

Шанс отменить эту командировку был. За сутки до вылета стало известно, что Лондонская книжная ярмарка в силу форсмажорных обстоятельств не откроется. Но не только книги значились в моем маршрутном листе: празднование 75-летия Великой Победы никто не отменял. И, к чести британцев, когда восточноевропейцы воюют с памятниками Советскому солдату-освободителю в ХХI веке, тут — не так. Но об этом позже.

Уже на всех ближайших афишах Россотрудничества в Лондоне на сайте появился косой штамп: «отменяется». Не прилетят в Лондон Алексей Варламов, Дмитрий Быков, Лев Данилкин… До последнего с нами надежда, что книгу коллеги Юрия Лепского «Бродский только что ушел» мы все-таки представим, как и договаривались.

Мы полетели, ибо неделю назад градус тревоги был совершенно иной. Удивительное случилось в наполовину людном Хитроу. Пограничник, по определению всегда с нелюдимым лицом бравший в руки российский паспорт с одним вопросом: «Есть обратный билет?», вдруг говорит «спасибо», неторопливо спрашивает, как на русском сказать «red». Тут уж мы отвели душу с кратким курсом русского языка про красный цвет и Красную (красивую) площадь.

С Татьяной Боднарук, директором издательства «Искусство — ХХI век», в котором и вышла книга о магнитных встречах с близким кругом нобелевского лауреата, НЕ жмем руку (панэпидемический этикет) Антону Чеснокову, представителю Россотрудничества в Лондоне. Он неожиданно оказался хозяином больших одинаковых коробок с книгами, которые от наших издательств прибыли на ярмарку, которой не будет. Где же среди них книга Лепского «Бродский только что ушел»? Все тридцать ящиков подряд вскрывать? Но разве что один, который сверху…

Лондонская-_книжная_ярмарка_2020_9Чудо произошло с первого вскрытия. Подоспевшая к этому моменту Валентина Полухина, лондонский профессор, исследователь Бродского, «пастушка поэтов», одна из героинь книги, комментирует: «Иосиф говорил, пока существует русский язык — великая поэзия неизбежна». И тут разговор перетекает в то, кто и как учит русский язык в Великобритании: жаль, что из сорока кафедр славистики в университетах страны осталось семь или восемь, сокрушается Валентина Платоновна.

Зато существует 50 воскресных школ — это частная инициатива наших соотечественников, продолжает Антон Чесноков. Один из сильных трендов — лондонская школа математики и программирования, основанная Анастасией Стоун, которую посещают около пятисот детей от 4 до 17 лет. 2200 школьников в прошлом году сдавали на выпускных экзаменах русский как иностранный…

Конечно, для Лондонграда, где 250 тысяч русскоговорящих, — это еще те цифры. Часть айтишников, юристов, экономистов, приехавших из России, предпочла раствориться в плавильном котле наций, не настаивая на особом корневом родстве. Именно они, образованные, умные, востребованные, и есть тот Лондонград, а не несколько сот новых русских, про которых был популярен анекдот: «Дорогая, когда я умру, похорони меня в «Хэрродсе» (самом дорогом магазине. — Ред.). — «А скажи, зачем?» — «Ты тогда хоть будешь приходить на мою могилу».

Как подарок на фоне Brexit и коронавируса — встреча с людьми, которые на высокой культурной ноте поддерживают в Лондоне репутацию русских. Только в 25 лет можно на такое решиться. Первый русский профессиональный театр «Хамелеон» основан в 2015 году в Лондоне Владой Лемешевской из Риги. Без спонсоров и помещения, но с командой единомышленников, фрилансеров. У актера в Лондоне нелегкая судьба. Поиск и ожидание роли — полжизни уходит на это. Что уж говорить про актера с постсоветского пространства, которому если и предложат случайную роль в кино, то непременно «плохого русского». А так — кто преподает русский язык и культуру речи, кто зарабатывает на хлеб на детских утренниках или гостевым ведущим…

Карта легла удачно: в середине марта по просьбам зрителей в театре Кокпит «Хамелеон» давал три представления. Легкий, смешной, ироничный спектакль «Любовь в футляре» по Чехову в постановке Дмитрия Турчанинова. С него начиналась история театра, с ним они собираются приехать на Мелиховскую весну в Россию. В репертуаре — уже девять спектаклей, отмеченных даже премией «Звезда театрала».

Но это уже совершенно другая история. О ней позже.

P.S. И театр «Хамелеон», и школа Анастасии Стоун, кинопросмотры, фестивали и концерты живут при поддержке Россотрудничества и посольства РФ. Вот пройдет пандемия — и опять зазвучит музыка.

 

Текст и фото: Ядвига Юферова/РГ

Compressed file
Лондонский профессор Валентина Полухина и издатель книги «Бродский только что ушел» Татьяна Боднарук
Фото: Ядвига Юферова